Атлантик-М

Материалы для железных дорог

Научно-технический прогресс примчался на встречу с человечеством в первой половине девятнадцатого века. Примчался в клубах белого пара, грохоча массивными колёсами и рассекая воздух пронзительными гудками.

Железнодорожный транспорт одновременно являлся и продуктом, и двигателем промышленной революции. Рельсы стали кровеносными сосудами промышленности. И хотя первый в мире паровоз английского изобретателя Ричарда Тревитика в самом начале XIX века представлял собой лишь аттракцион для увеселения лондонской публики, в конце XIX – начале XX века суммарная длина «всемирной железнодорожной паутины» превысила миллион километров. Однако Вторая мировая война сильно подкосила авторитет железной дороги – железнодорожные полотна оказались достаточно лёгкой мишенью для бомбардировщиков, а пускать поезда под откос научились даже малограмотные партизаны. Первое место в грузовых перевозках завоевал автомобильный транспорт, в пассажирских – автотранспорт разделил первенство с авиацией.

Но служить панихиду по славным «железным волкам» было слишком рано. Весь двадцатый век тепловозы и электровозы, пришедшие на смену паровым коллегам, продержались вполне достойно. И более того, в конце прошлого столетия железная дорога обрела второе рождение, после того, как модернизированные поезда получили возможность достигать скоростей в 300 км/ч. Сначала Японию, а затем и Европу опоясала сеть скоростных железных дорог. Железнодорожный транспорт снова занял лидирующие позиции, поскольку при переезде на небольшие и средние расстояния он экономичнее, чем авиаперелёты и несравнимо экологичнее всего, что имеет двигатель внутреннего сгорания.

Принципиально новое слово в сфере железнодорожного транспорта прозвучало в восьмидесятых годах двадцатого века. Но до начала двухтысячных оно звучало тихо и неуверенно, лишь подтверждая практическую возможность инновационной технологии. Это слово маглев (англ. magnetic levitation) – поезд, движимый, управляемый и удерживаемый над железнодорожным полотном за счёт силы магнитного поля. Состав левитирует благодаря извечному противостоянию одинаковых магнитных полюсов и движется благодаря взаимному притяжению различных, которые, как и любые другие противоположности, тянутся друг к другу с момента сотворения Вселенной. Симпатии и антипатии магнитных полюсов придают локомотиву скорость, соизмеримую со скоростью самолёта, – 500 километров в час.

Но, несмотря на фантастические возможности, основной задачей поездов нового поколения на данный момент является разгрузка наиболее загруженных транспортных направлений в мегаполисах первой величины, таких как Токио или Шанхай.

Неоспоримые достоинства маглева, заключающиеся в немыслимой скорости, износостойкости деталей, экологичности и низком потреблении энергии, вдребезги разбиваются о некоторые недостатки технологии. Низкие энергозатраты не перекрывают грандиозные финансовые вложения в создание и обслуживание «эксклюзивной» колеи. Обычные пассажирские и скоростные поезда легко уживаются на одном и том же железнодорожном полотне. Пути маглева пригодны только для маглева. Экологичности в широком смысле этого слова противопоставлен серьёзный ущерб здоровью работников поездных бригад, который может причинить магнитное поле невероятной силы.

Но пока одни инженеры рассматривают возможность расположения магнитных элементов в центре обычного железнодорожного полотна или под покрытием автотрасс, другие увлечены ещё более грандиозным проектом под названием vactrain или вакуумный поезд. Вакуумный поезд должен стать следующим этапом развития маглева. Он будет передвигаться по тому же принципу магнитной левитации, но не по надземной магистрали, а внутри труб с искусственно созданным вакуумом или сильно разреженным воздухом. Таким образом, благодаря отсутствию воздушного сопротивления может быть достигнута скорость, в 5-6 раз превышающая скорость звука!

Судя по всему, в обозримом будущем железная дорога перестанет быть железной. Но как бы то ни было, именно поезда везут за собой прогресс. Как и сотню лет назад.